Версия сайта для слабовидящих
  • Новости Федерации профсоюзов Республики Татарстан
  • Визитная карточка
  • Организационная работа
  • Социальное партнерство
  • Социальное развитие
  • Правозащитная работа
  • Охрана труда
  • Молодежный совет
  • Профсоюзное обучение
  • Санатории ФПРТ
  • Пресс-Центр
  • Профсоюз - союз сильных
  • Газета «Новое слово»
  • Музей истории профсоюзов РТ
  • Конкурсы
  • Интернет-приемная
  • Ответы на вопросы
  • Контакты
  • Членские организации
  • Старая версия сайта
    г. Казань, ул. Муштари, д.9
    +7 (843) 236-93-14

    По мнению экспертов, в стране удалось победить крайнюю нищету, но бедность - пока нет. По данным международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, в коронавирусном 2020 году 24,6% населения России, или 36 млн человек, имели доход ниже 60% от медианного — подсчитали аналитики. Таким образом, четверть российского населения можно отнести к категории малообеспеченных — согласно международной методологии люди с соответствующими доходами рискуют столкнуться с бедностью. Таких россиян вдвое больше, чем «официально бедных» — под российское определение бедности подпадают лица, чей ежемесячный доход не дотягивает до прожиточного минимума.

    Больше всего людей с низкими относительно своего региона доходами в богатых субъектах: в нефтегазовых Ямало-Ненецком автономном округе и Ненецком автономном округе, Москве, на Чукотке и Сахалине. Там за приличными средними заработками скрывается высокое имущественное расслоение.

    А меньше всего людей с доходами ниже 60% от медианных - в небогатых Карачаево-Черкесии, Костромской области, Еврейской автономной области, Хакасии и Ингушетии — разница между бедными и середняками в таких регионах фактически стирается.

    Неофициальная бедность

    В российской статистике бедность считается по абсолютному критерию — к малоимущим относят лиц, чьи ежемесячные доходы ниже величины прожиточного минимума, которую ежеквартально устанавливает государство. Доход на уровне 60% от медианного обозначает «черту риска бедности» — люди с доходами ниже этого значения балансируют на грани бедности. В качестве черты бедности обычно используется порог в 50% от медианного дохода, а доходы ниже 40% от медианного являются критерием крайней бедности.

    Благодаря антикризисной помощи, прежде всего выплатам семьям с детьми, доля населения с доходами ниже прожиточного минимума (11,3 тыс. руб.) по итогам 2020 года сократилась до 12,1% с 12,3% в 2019 году. В результате количество малоимущих россиян, официально находящихся за установленной властями чертой бедности, в коронавирусном году составило 17,8 млн человек. Однако малообеспеченных россиян с доходами ниже 60% от медианных оказывается в два раза больше, чем «официально бедных» — 36 млн человек. Их доля среди всего населения страны составила в 2020 году 24,6%, уменьшившись по сравнению с доковидным годом на 0,5 процентного пункта. Таким образом, каждого четвертого жителя России можно отнести к низкодоходной группе — эти люди рискуют пополнить число бедных. Россиян, получающих менее 50% от медианного дохода, то есть уже переступивших за черту относительной бедности, около 17,6%, или 25,8 млн человек — примерно каждый шестой житель страны.

    В 2020 году медианный доход в среднем по стране равнялся 27 тыс. руб., 60% от этой суммы — 16,2 тыс. руб., 50% — 13,5 тыс. руб. Однако из-за существенного территориального имущественного расслоения медианный доход от региона к региону отличается в 4,8 раза, в то время как региональные прожиточные минимумы разнятся лишь в 2,6 раза.
    Распределение населения по уровню дохода в 2020 году, % от общей численности.

    Богатые среди бедных

    Наибольшая доля населения с доходами ниже 60% от медианного проживает в Ямало-Ненецком автономном округе — к этой категории относится 26,5% всех жителей региона. В связи с высоким уровнем жизни в этом нефтегазовом регионе соответствующая планка доходов более чем вдвое превышает среднероссийскую и составляет 37,9 тыс. руб. (медианный доход в регионе равняется 63,2 тыс. руб. — самый высокий показатель по стране после Чукотки). Людей же с доходами ниже прожиточного минимума (16,54 тыс. руб. по региону) на Ямале, наоборот, меньше всего по стране.

    Далее в списке регионов с высокой долей относительно малообеспеченных граждан следуют также богатые Ненецкий автономный округ (доля населения с доходами ниже 60% от медианного в регионе, или ниже 36,96 тыс. руб., составляет 25,8%), Москва (25,1% населения имеет доход ниже 34 тыс. руб.), Чукотский автономный округ (24,9% населения имеет доход ниже 40,4 тыс. руб.), Сахалинская область (24,6% населения имеет доход ниже 27,4 тыс. руб.).
    На пятом месте, напротив, небогатая Адыгея (24,5% населения имеет доход ниже 13,6 тыс. руб.), следом идет вновь обеспеченный регион Санкт-Петербург (24,4% населения Северной столицы имеет доход ниже 22,2 тыс. руб.), Свердловская область (24,1% населения имеет доход ниже 17,2 тыс. руб.), Краснодарский край (24,1% населения имеет доход ниже 16,65 тыс. руб.), замыкают топ рейтинга Воронежская область (60% от медианного дохода в регионе составляет 14,8 тыс. руб.), Башкортостан (13,9 тыс. руб.) и Якутия (21 тыс. руб.) — в них доля населения с доходами ниже 60% от медианного составляет 24%.

    Превалирующее число богатых регионов в верхней части рейтинга относительной бедности населения свидетельствует, прежде всего, о высоком имущественном неравенстве в таких субъектах. Так, в Ямало-Ненецком автономном округе среднедушевой доход отличается от медианного на 24,9 тыс. руб., в Ненецком автономном округе — на 22,4 тыс. руб., в Чукотском автономном округе — на 22 тыс., в Москве — на 19 тыс.

    Ниже некуда

    Меньше всего населения с доходами ниже 60% от медианы оказалось в небогатых регионах. Это объясняется в первую очередь более низким имущественным неравенством в таких субъектах — у основной массы жителей доходы разнятся меньше, чем у населения богатых территорий с большой долей высокооплачиваемой рабочей силы. А социальные выплаты со стороны государства являются для населения таких регионов существенным подспорьем и составляют значительную долю в семейном бюджете, подтягивая благосостояние бедных домохозяйств до невысокого среднерегионального уровня, в то время как в экономически развитых регионах соцвыплаты играют заметно меньшую роль.

    Первым в списке идет Карачаево-Черкесия, где доходы ниже 60% от медианных (менее 9,4 тыс. руб.) имеют только 19,1% жителей. При этом общий уровень благосостояния населения региона настолько низок, что 60% от медианного дохода оказывается даже меньше, чем региональный прожиточный минимум (10,26 тыс. руб.). Затем идут Костромская область (19,2% населения имеет доход ниже 60% от медианного, или ниже 12,8 тыс. руб.), Еврейская автономная область (19,3% населения с доходом ниже 14,1 тыс. руб., прожиточный минимум здесь также превышает планку в 60% от медианного дохода), Хакасия (19,4% населения имеет доход менее 11,9 тыс. руб.), Ингушетия (19,4% населения имеют доход менее 8,5 тыс. руб., региональный прожиточный минимум превышает эту сумму), Новгородская область (19,6% населения имеет доход менее 13 тыс. руб.), Владимирская область (19,6% населения имеет доход менее 12,95 тыс. руб.), Кировская область (19,6% населения имеет доход менее 12,1 тыс. руб.), Крым (19,6% населения имеет доход менее 11,43 тыс. руб.), Челябинская область (19,7% населения имеет доход менее 13,1 тыс. руб.).

    «Россия смогла преодолеть крайнюю нищету, однако победить бедность в стране пока не удается. Социальные выплаты во время коронакризиса позволили значительной части малообеспеченных россиян поддержать минимально приемлемый уровень потребления и компенсировать выпадающие доходы. Однако уровень жизни населения в целом снизился, а проблема отсутствия роста доходов приобрела еще более стойкий характер. Кроме того, пандемия усилила имущественное расслоение — между теми, кто может и не может работать из дома, между высоко- и низкооплачиваемыми профессиями, а также между богатыми и бедными регионами», — говорит президент FinExpertiza Елена Трубникова.

    Источник: ГородЧе