Версия сайта для слабовидящих
  • Новости Федерации профсоюзов Республики Татарстан
  • Визитная карточка
  • Организационная работа
  • Социальное партнерство
  • Социальное развитие
  • Правозащитная работа
  • Охрана труда
  • Молодежный совет
  • Профсоюзное обучение
  • Санатории ФПРТ
  • Пресс-Центр
  • Профсоюз - союз сильных
  • Газета «Новое слово»
  • Музей истории профсоюзов РТ
  • Конкурсы
  • Интернет-приемная
  • Ответы на вопросы
  • Контакты
  • Членские организации
  • Старая версия сайта
    г. Казань, ул. Муштари, д.9
    +7 (843) 236-93-14

    Александр Купцикевич, ведущий аналитик FxPro, специально для "Российской газеты":  
    - На прошлой неделе мы наблюдали весьма нетипичную реакцию российского рынка на санкции. Читая ленту новостей, уже к началу недели можно было сделать вывод, что рубль должен быть где-то на полпути в бездну. Но ему удавалось стоически удавалось удерживаться в границах торгового диапазона последних месяцев.

    На внутридневных графиках было хорошо видно, что на росте USD/RUB выше 77,5 резко усиливались продажи доллара. Это же справедливо и для EUR/RUB, который не желал стоить дороже 92,5. Внезапный телефонный разговор Владимира Путина и Джозефа Байдена воодушевили покупателей. Объявленные на следующий день санкции сбили с толку розничных клиентов, но словно дали второй шанс крупным игрокам, которые вновь выкупали рубль на спаде до 77,5 за доллар и 92,5 за евро.

    Сопротивление рубля так и осталось непреодоленным. Легко объяснить силу рубля слабостью санкций. Они действительно не такие уж непреодолимые, жестокие и всеобъемлющие, как ранее и как опасался ряд игроков. Однако же стоит поискать причины также в общем состоянии рынков.

    В 2014 и 2018 годах приступы санкций накладывались на начало эпизодов роста доллара. Хуже того, в эти периоды нефть падала наиболее резко, дополнительно дестабилизируя рынки. В те годы доллар рос из-за страхов перед ужесточением монетарной политики ФРС США, и это формировало отток со всех рынков развивающихся стран. И в этих условиях инвесторы ранжировали рынки стран с развивающимися рынками от наиболее устойчивых до наименее, выводя в первую очередь капиталы из верхней части списка.

    Добавьте сюда обвалы на нефтяных рынках, и получите картину, когда даже без санкций рубль был бы обречен падать. Санкции усилили и придали особую нервозность оттоку капитала с российского рынка, но большой вопрос, предопределили ли они его.

    Апрель начался с весьма повышенного аппетита к риску, вернув доллар к снижению, а индексы акций - на поиски новых максимумов. И в этих условиях плохие новости о санкциях заставляли инвесторов избавляться от рублей первым делом. Рубль отстает в восстановлении к таким конкурентам как мексиканский песо, канадский или австралийский доллары, но вполне неплохо выглядит к доллару США.

    Вряд ли можно говорить, что российская экономика выработала какую-то особую устойчивость в условиях санкций. Просто в российском рынке уже нет тех инвесторов, на которых могут повлиять санкции. Принципиальное отличие - изменение бюджетной политики, прогнозы по нефти стали куда более пессимистичными, а положительная разница откладывается в резервный фонд. До бюджетного правила санкции привязывали динамику рубля к динамику нефти, но правило сгладило эти колебания, правда, не сделав рубль крепче.

    Также стоит обратить внимание на ряд отличий в недавнем эпизоде санкций. Они не являются немедленными, не поддержаны такими же мерами в Евросоюзе и не являются столь же кардинальными как раньше.

    Рублю и российскому рынку удалось избежать повышенной волатильности, которая могла дополнительно дестабилизировать экономику. К тому же, текущая сила рубля позволяет верить, что и далее не будет значительных провалов. Несмотря на весьма бурную середину недели, все же рублю удалось оттолкнуться от границы к середине торгового диапазона, и это позволяет верить в его дальнейшее укрепление в ближайшие недели. Веря в дальнейшее ослабление доллара, мы продолжаем ожидать снижения USD/RUB до 70 еще до конца года и видим потенциал для более резкого роста.

    Источник: Российская газета