• Новости Федерации профсоюзов Республики Татарстан
  • Визитная карточка
  • Организационная работа
  • Социальное партнерство
  • Социальное развитие
  • Правозащитная работа
  • Охрана труда
  • Молодежный совет
  • Профсоюзное обучение
  • Санатории ФПРТ
  • Пресс-Центр
  • Профсоюз - союз сильных
  • Газета «Новое слово»
  • Музей истории профсоюзов РТ
  • Конкурсы
  • Интернет-приемная
  • Ответы на вопросы
  • Контакты
  • Членские организации
  • Старая версия сайта
    г. Казань, ул. Муштари, д.9
    +7 (843) 236-93-14

    Удаленная и дистанционная работа: трудовое законодательство нуждается в корректировке.

    Недавно председатель Федерации профсоюзов Республики Татарстан Елена Кузьмичева приняла участие в ток-шоу «Наша Республика – Наше Дело». Темой ток-шоу стало обсуждение поправок в Трудовой кодекс России, которые в середине июня депутаты Государственной Думы от партии «Единая Россия» вынесли на обсуждение. В новом законопроекте закрепляется сразу три новых вида работы на «удаленке»: постоянная, временная и комбинированная. Изменения, внесенные депутатами «Единой России», затронут более 70 миллионов россиян. Данные поправки были поддержаны профсоюзами, так как работа во время пандемии доказала не только их актуальность, но и выявила определенные пробелы в трудовом законодательстве. А на днях стало известно, что депутаты всех фракций Госдумы поддержали данный законопроект в первом чтении. Все изменения будут сконцентрированы в главе 49.1 Трудового кодекса. Сегодня об этом мы беседуем с председателем Федерации профсоюзов РТ Еленой Кузьмичевой.

    – Елена Ивановна, в этом году мы все столкнулись с беспрецедентной ситуацией, охватившей практически все сферы нашей жизни. В том числе в экономике и сфере труда: закрывались предприятия, организации, магазины и учебные заведения. Многие люди остались просто без работы, кто-то оказался на «удаленке»… 

    – Конечно, переход на удаленную работу в условиях пандемии, наверное, самый лучший и безопасный вариант продолжения трудовой деятельности, но и здесь появилось много вопросов. Ситуация, сложившаяся с распространением коронавирусной инфекции, выявила несовершенство трудового законодательства, которое просто оказалось не готовым к массовому переводу работников на удаленный режим работы.
    С конца марта ежедневно на горячую линию Федерации профсоюзов Республики Татарстан поступали десятки звонков от работающих граждан, работодателей, индивидуальных предпринимателей, самозанятых, представителей малого бизнеса по разъяснению порядка применения Указа президента РФ «Об объявлении в Российской Федерации нерабочих дней». Много было вопросов о порядке оформления в организациях нерабочих дней, об оплате нерабочих дней, сохранении выплат по коллективным договорам, направлении работников в командировки, продлении отпуска в связи с объявленными нерабочими днями, правомерности увольнения работников, оплате труда, привлечении к работе, оформлении отпусков без сохранения заработной платы, введении простоя.
    Немало было звонков и по различным нюансам работы на так называемой «удаленке». Как оплачивать? На чьем оборудовании работать и многое другое. Многочисленные обращения как от работников, так и от работодателей, выявили проблемы, связанные с пробелами в нормативном регулировании трудовых отношений при применении режима работы вне стационарных рабочих мест. Поэтому поправки в Трудовой кодекс РФ о защите прав работающих дистанционно, направленные на рассмотрение в Государственную Думу по инициативе партии «Единая Россия» были поддержаны Федерацией Независимых профсоюзов России, так как их актуальность особенно проявилась в условиях пандемии.

    – Что предлагается в новом законопроекте?

    – Депутаты намерены убрать излишние для дистанционной работы требования. Например, закрепленное рабочее место, ужесточить и упорядочить причины расторжения трудового договора. Также планируется закрепить право работника быть оффлайн. То есть график работы определяется сторонами в удобной для них форме и оформляется приложением к трудовому договору. Но у работника должно быть и личное время, когда работодатель не должен его беспокоить и это тоже должно быть зафиксировано в трудовом договоре. Конечно, бывают ситуации, когда требуется безотлагательная связь, но будет справедливым, чтобы такая работа оплачивалась сверхурочно.

    – Елена Ивановна, дистанционная и удаленная работа: в чем разница?

    – Дистанционная работа оформляется заключением самостоятельного договора, где так и говорится, что работник будет работать дистанционно. Удаленная работа оформляется дополнительным соглашением к уже действующему трудовому договору. В этом случае играют большую роль причины заключения допсоглашения. Это могут быть семейные обстоятельства, состояние здоровья работника, чрезвычайные обстоятельства, например, та же эпидемия.
    Законопроект, о котором мы говорим, предполагает закрепить виды удаленной работы, а также ряд норм, регламентирующих взаимоотношения работников и работодателя. В частности, законопроект предполагает введение трех видов удаленной работы – постоянной, временной и комбинированной. Временная дистанционная занятость подразумевает возможность работать «вне стационарного рабочего места, находящегося под контролем работодателя». В таком режиме сейчас работают миллионы россиян, однако этот формат законодательно не закреплен. Не прописан юридически и еще один вид удаленной деятельности – комбинированная, когда человек попеременно трудится и дома, и в офисе.
    Кроме того, предложенные поправки касаются регулирования взаимоотношений между работодателем и сотрудником на «удаленке». Например, при переводе сотрудника на временную дистанционную работу его зарплата должна сохраняться. И не только зарплата, но и все права работника. Считаю, что необходимо учесть, на чьем оборудовании будет производиться работа. Ведь если сотрудник использует свой Интернет, то это должно предполагать возмещение затрат. Отдельное внимание необходимо уделить вопросу разграничения рабочего времени и времени отдыха работников. Так как зачастую работодатель считает себя вправе ставить задачи перед работником, находящимся в режиме удаленного доступа в любое время дня и ночи.
    Данные поправки очень своевременны и актуальны, а главное, что внесение данных поправок позволит работникам чувствовать себя более защищенными.

    – Как обсуждаемый законопроект оценивают профсоюзы?

    – Профсоюзами, безусловно, данный законопроект был поддержан, его принятие продиктовано ситуацией, сложившейся в сфере труда в условиях борьбы с распространением коронавирусной инфекции. В период самоизоляции многие работники опробовали «дистанционку» и «удаленку» на себе. Но проблема заключается в том, что первая отрегулирована в Трудовом кодексе очень слабо (глава 49.1), а вторая вообще практически никак.
    Профсоюзы считают правильным, что данный законопроект подробно расписывает вопросы рабочего времени и отдыха «удаленных» работников, типы дистанционной занятости, основания для их применения, а также порядок взаимодействия работника и работодателя. Отмечу, что все эти изменения назрели не только из-за пандемии. Многие годы очень активно развиваются Интернет и цифровые технологии, в связи с чем работодатели стремились оптимизировать производственные процессы. Так что законодатели, правительство, работодатели и профсоюзы уже давно обсуждают тему дистанционной и удаленной работы. Но пандемия, безусловно, этот процесс ускорила.

    – Елена Ивановна, как профсоюзы отстаивают права тех, кто сегодня находится на «удаленке»?

    – Федерация Независимых профсоюзов России осуществляет мониторинг соблюдения трудовых прав работников, в том числе работающих в удаленном режиме в организациях, где есть профсоюзные организации. Нами с конца марта ежедневно по «горячей линии» оказываются консультации работающим гражданам, работодателям, индивидуальным предпринимателям, самозанятым, представителям малого и среднего бизнеса по вопросам, затрагивающим трудовые права работников в условиях борьбы с распространением коронавирусной инфекции.

    – Будут ли эти нормы меняться в случае одобрения поправок в Трудовой кодекс РФ? Как рассчитывается сверхурочная оплата?

    – Безусловно, возникновение чрезвычайных ситуаций, влекущих изменения в социально-экономической ситуации в стране требуют, как я сказала ранее, гибкости нормативного регулирования трудовых отношений. А этого можно достичь, опираясь на тот законодательный фундамент, который мы заложим сегодня, и конечно, оперативно реагируя на все вызовы времени, путем внесения соответствующих поправок.
    Сегодня, согласно законопроекту, оплата сверхурочной работы производится в порядке, установленном для оплаты сверхурочной работы в соответствии со статьей 152 Трудового кодекса РФ. Напомню, что согласно этой статье сверхурочная работа оплачивается за первые два часа работы не менее чем в полуторном размере, за последующие часы – не менее чем в двойном размере. Конкретные размеры оплаты за сверхурочную работу могут определяться коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. По желанию работника сверхурочная работа вместо повышенной оплаты может компенсироваться предоставлением дополнительного времени отдыха, но не менее времени, отработанного сверхурочно.
    Работа, произведенная сверх нормы рабочего времени в выходные и нерабочие праздничные дни и оплаченная в повышенном размере либо компенсированная предоставлением другого дня отдыха в соответствии со статьей 153 настоящего Кодекса, не учитывается при определении продолжительности сверхурочной работы, подлежащей оплате в повышенном размере в соответствии с частью первой настоящей статьи.

    – Елена Ивановна, когда, по-вашему, будет принят законопроект?

    – Ну, как вы знаете, в первом чтении он уже принят, и депутаты Госдумы рассчитывают, что в третьем, окончательном, чтении законопроект примут уже в осеннюю сессию, чтобы он уже начал работать с 1 января 2021 года. Об этом в частности говорили и руководитель фракции «Единой России» в Госдуме Сергей Неверов, и секретарь генсовета партии Андрей Турчак. Так что ждать осталось недолго.

    – Спасибо!

    Беседовал Артем Барабанов, фото автора